Почему в западных странах гораздо больше боятся «эпохи роботов», чем в Японии

Объясняет японец и глава лаборатории Массачусетского технологического института.

Известный японский инвестор и директор лаборатории MIT Media Lab Массачусетского технологического института Дзёити Ито (Joichi Ito) высказался в американском журнале Wired по одной из главных тем мира технологий — речь о роботах. В своей колонке предприниматель объяснил, как культурные и религиозные корни вызвали в западных странах страх перед роботами, и почему в Японии с её бурной роботизацией нет подобных настроений.

В детстве Ито любил смотреть аниме-сериал «Евангелион», в котором исключительные подростки управляют биороботами для защиты Земли от неизвестных пришельцев. После подобных шоу многие дети мечтали стать героями таких же историй, управляя механизированными гигантами, вспоминает японец.

Как пишет инвестор, роботы всегда были частью японской культуры, и жители страны не только не боятся их, но и напротив — с нетерпением ждут их полномасштабного участия в человеческой жизни. В отличие от жителей западных государств, полагает японец.

Не то чтобы у западных стран не было своих положительных роботов, таких как R2-D2 или электронная домработница Роза из мультфильма «Джетсоны». Однако по сравнению с японцами западный мир относится к роботам более сдержанно, полагает Ито. Одной из причин этой разницы инвестор считает религию и культурное отношение к рабству.

Западное видение «человечности» ограничено, и я думаю, пришло время всерьёз задаться вопросом, имеем ли мы право эксплуатировать окружающий мир, животных, инструменты или роботов только потому, что мы люди, а они — нет.

В 1980-х годах инвестор побывал на собрании компании Honda, во время которого некий японский профессор (Ито не запомнил его имени) предположил, почему образ роботов гораздо лучше интегрирован в японское общество. По мнению специалиста, это связано с концепцией синтоизма — официальной религии в Японии.

Последователи этого течения, в отличие от приверженцев иудаизма и христианства, не считают человека чем-то «особенным». Синтоисты верят, что мир наполнен духами, подобно «силе» из «Звёздных войн». Эти духи живут во всём, включая камни, инструменты, дома и пустые места, а природа принадлежит не человечеству. Человек считается лишь одним из многих равноправных и равноценных элементов природы.

Профессор продолжил: жители западных стран с трудом воспринимают идею «духов» и считают антропоморфизм (перенесение человеческого образа на существ, предметы или силы природы) детской, примитивной или даже плохой концепцией.

В пример специалист привёл луддитов и неолуддитов — сторонников идеи отказа от научно-технологического развития и внедрения машин в промышленность. Эта идея получила наибольшую популярность в начале 19-го века, когда английские луддиты устраивали стихийные протесты и разрушали машины, которые «лишили» их работы.

Для контраста профессор показал собравшимся изображение японского робота на производстве — ему дали имя, рабочую каску и обращались с ним как с коллегой. В то время такой же философии придерживался один из основоположников манги Осаму Тэдзука, создавший мангу и аниме-сериал Astro Boy о мире, где андроиды интегрировались в жизнь человечества.

Японцы не отделяют человека как высшее существо от остального мира вокруг него. Всё сведено вместе, и мы спокойно принимаем роботов в нашем мире, как и насекомых, как и камни — это всё часть одного. В нашем мышлении нет восприятия роботов как псевдолюдей, как у вас на Западе. У нас вы не найдёте сопротивления, только спокойное принятие.

В своей книге «Sapiens. Краткая история человечества» израильский историк Юваль Ной Харари объясняет, что так называемое понятие «человечество» формировалось длительно и системно, начиная от времени, когда появились первые охотники-собиратели. До них в сознании человека не было мысли о том, что он — отдельное от природы создание.

С развитием человечества до пастухов, фермеров и капиталистов люди всё дальше уходили от природы, хотя традиции многих культур (даже западных) до сих пор хранят память о древних временах. Яркий пример — индейцы, которые следуют традициям и общаются с лесом.

Ито указывает на то, что сама концепция контроля над вещью, пусть это будет камень, овца, собака, машина или личность — относительно новая. И именно с этой дегуманизацией, а также с появлением таких определений как «личная собственность» и «экономика», рабство получило такую популярность.

Рабство же породило у доминирующей части общества страх свержения теми, кем они управляют. Ито подозревает, что отчасти именно этот страх стал причиной того, что жители западных стран с опаской воспринимают роботов. Именно поэтому в Европе и Америке регулярно спорят о том, что человечеству стоит отказаться от роботов, или предлагают создать могущественную систему для полного контроля над ними.

Как считает инвестор, человечеству пора серьёзно задуматься о том, какие права заслуживают роботы, как их перевести в понятный электронный язык и убедиться, что их нельзя обойти. «Наивно полагать, что наши отношения с роботами будут как у героев „Звёздных войн“ с C-3PO, R2-D2 и BB-8», — говорит Ито.

При этом нельзя игнорировать или воспринимать как шутку нынешнюю реакцию людей на взаимодействия с роботами. Нужно серьёзно и взвешенно изучить, почему люди так негативно относятся к испытаниям Boston Dynamics, когда для эксперимента робота толкают и пинают. Как говорится в исследовании лаборатории японца MIT Media Lab, недавно американский офицер отменил испытания, во время которых робот должен был подорваться и тем самым расчистить минное поле. Солдат объяснил, что посчитал эту процедуру «бесчеловечной».

«Мы должны думать о том, какое влияние злоупотребление роботом оказывает на исполнителя злоупотреблений», — говорит японец. Как вариант, начать воспринимать развитие и эволюцию машинного интеллекта как интегрированный «расширенный интеллект», а не искусственный интеллект, который якобы угрожает человечеству.

Подобному тому, как золотое правило учит нас относиться к другим так, как мы бы хотели, чтобы обращались с нами, злоупотребление и дегуманизация роботов вынуждает детей и общество продолжать укреплять иерархическую классовую систему, существующую с начала цивилизации.

Легко понять, как пастухи и фермеры придумали идею о том, что люди особенные, но я думаю, что искусственный интеллект и роботы могут помочь нам начать думать, что, возможно, люди — это всего лишь один пример сознания, и что определение «человечество» немного переоценено. Вместо того, чтобы ориентироваться на человека, мы должны развивать уважение и эмоциональный и духовный диалог со всеми вещами.

blog comments powered by Disqus

Добавить комментарий



Последние посты

Авторы